Использование в суде видеосъемки в качестве доказательства

23 января 2020

Как правильно представлять в суд видео- и аудиозаписи и электронную переписку в качестве доказательств

Электронная переписка должна быть заверена нотариусом. Обычные скриншоты и распечатки суд может признать недостаточно достоверными.

Использование в суде видеосъемки в качестве доказательства

Зазулин Анатолий ИгоревичСтарший юрист

Суть любого судебного спора заключается в том, что стороны доказывают те или иные факты, обосновывающие их позицию.

В большинстве случаев на истца возлагается обязанность доказать, например, был ли ему причинен ущерб, образовалась ли перед ним задолженность, была ли осуществлена юридическая процедура с нарушением требований закона и т.п. – перечень можно продолжать очень долго.

С другой стороны, ответчик может либо признать иск, либо возражать против него, приводя свои контрдоказательства и доводы. Между тем, даже при пассивности ответчика суд может отказать лицу в иске, если последнее не представит достаточных доказательств, обосновывающих его правоту.

Данный принцип носит название «бремя доказывания» и является «сердцем» любого судебного разбирательства. Исходя из этого, не трудно прийти к выводу о том, что правильный сбор и представление доказательств суду является главным условием победы в споре.

Современный уровень развития технологий привел к тому, что будущие стороны процесса активно пользуются не только классическими, но и высокотехнологичными средствами связи: переписка по электронной почте и в мессенджерах, веб-сайты и онлайн-формы.

Эти технологии используются не только частными лицами и корпорациями, но и государством посредством портала «Госуслуги». Смартфоны позволяют в любую минуту записать разговор, сделать скриншот сайта, сфотографировать или записать на видео любое событие.

Все это существенно увеличивает возможности сбора доказательств для истца и ответчика. Однако суды склонны скептически относится к таким доказательствам.

Для успешного использования цифровых доказательств в суде необходимо знать правила их правильного представления, чему и посвящена настоящая статья.

Направление в суд электронных документов

Развитие государственных электронных сервисов «МойАрбитр» (для арбитражных судов) и «Правосудие» (для судов общей юрисдикции) привело к тому, что все большее количество обращений подается в суд с их помощью – в виде электронных документов.

Электронные документы бывают двух видов: (1) полностью созданные на компьютере, (2) отсканированные версии печатных документов. И в том, и в другом случае их представление в суд требует обязательного заверения электронно-цифровой подписью.

Электронно-цифровая подпись (ЭЦП) – это цифровой аналог собственноручной подписи, необходимый для идентификации отправителя электронного документа. Существует несколько типов ЭЦП.

  • Простая ЭЦП достаточно часто используется в повседневной жизни. Она представляет собой одноразовый код. С подобным шифрованием данных пользователи постоянно сталкиваются при подтверждении платежа с банковской карты: для успешного завершения операции необходимо ввести код, который присылается на номер телефона, привязанного к карточке.
  • Неквалифицированная ЭЦП не требует введения кодов и проставляется автоматически, если документ отправляется при помощи кабинета прошедшего идентификацию пользователя портала «Госуслуги».
  • Квалифицированная ЭЦП требует специального программного обеспечения и токена – флешки, содержащей криптографический элемент. По своему действию она более всех остальных типов напоминает подписание бумажного документа.

Поскольку сервисы «МойАрбитр» и «Правосудие» интегрированы с порталом «Госуслуги», то любой отправляемый с них электронный документ является подписанным неквалифицированной ЭЦП. Такая форма удостоверения электронных документов достаточна для большинства документов в суде, однако есть исключения.

С использованием квалифицированной ЭЦП податель должен направлять в суд cледующие электронные документы:

  • заявление об обеспечении иска и заявление о применении мер предварительной защиты административного иска, а также исковое заявление, апелляционная или кассационная жалоба с ходатайством об обеспечении;
  • заявление об обеспечении доказательств и заявление об обеспечении исполнения решения суда;
  • ходатайство о приостановлении исполнения решения суда или приостановлении исполнения решения государственного органа.

Эти заявления, поданные без заверения квалифицированной ЭЦП, будут отклонены судом, в связи с чем необходимо всегда помнить о специальных условиях их подачи.

Представление фотографий, аудио- и видеозаписей

В ходе судебного спора часто возникает необходимость в представлении суду аудио- или видеозаписей. Например, аудиозапись телефонного разговора с должником может свидетельствовать о том, что должник признает долг, а видеозапись с камер наблюдения в производственном цеху – о том, что работник не явился на свое рабочее место или крал вверенное ему имущество предприятия.

Во многих спорах такие записи могут исполнять роль главного доказательства и требуют правильного оформления в судебном процессе, а именно соблюдения следующих правил:

  • Аудио- или видеозапись должна быть представлена в суд на защищенном носителе, не позволяющем перезаписать или изменить информацию на нем в дальнейшем. Для этих целей используются оптические диски CD-R или DVD-R.
  • Вместе с аудио- или видеозаписью «в комплекте» должна идти стенограмма – письменная запись зафиксированного разговора или описание записанного на видео события. При составлении стенограммы аудиозаписи необходимо указать, кому принадлежат записанные голоса и какие фразы произносятся. В случае со стенограммой видеозаписи требуется также описать, какие действия совершаются в то или иное время (например, «6 мин. записи – 10 мин. записи: ответчик пересчитывает денежные средства»).
  • Если требуется предоставление нескольких видеозаписей (к примеру, с разных камер наблюдения) либо если исходная видеозапись достаточно длительна, то наряду с ней можно предоставить нарезку из наиболее показательных фрагментов. Первоначальные записи при этом также должны быть предоставлены суду.
  • Файлы, представляемые в суд, нельзя корректировать или изменять даже для того, чтобы улучшить изображение с помощью цветокоррекции. При необходимости «подсветить» важную деталь лучше всего в дополнение к исходной записи приобщить к делу измененную копию с указанием на то, для каких целей и с помощью какой программы был изменен исходный файл.

Важно! Необходимо быть готовым к тому, что суд захочет прослушать или просмотреть запись в судебном заседании, поэтому рекомендуется озаботиться технической возможностью ее воспроизведения в суде (которой у самого суда зачастую нет): взять с собой ноутбук с дисководом.

Что касается фотографий, то они могут быть представлены в суд как на оптическом диске, так и в распечатанном виде. Основная проблема при их использовании заключается в доказывании периода времени, когда они были сделаны или места, в котором было произведено фотографирование.

Например, ответчик, незаконно занимающий земельный участок истца нестационарным объектом, может оспаривать произведенные последним фотографии, на которых виден этот объект, указывая на то, что фото произведено до того, как он якобы добровольно демонтировал постройку.

В связи с этим рекомендуется проводить фотофиксацию нарушений с включенной функцией временной метки и геолокации (если это технически возможно).

Также необходимо помнить, что не все цифровые записи и фотографии могут быть приняты судом в качестве доказательств. Суд может признать недопустимыми:

С экрана прямиком в суд: является ли скриншот допустимым доказательством

Использование в суде видеосъемки в качестве доказательства

 Можно ли использовать снимок экрана в качестве доказательства в суде? Как правильно оформить скриншот, чтобы он был рассмотрен судьями? Ответы на эти вопросы, а также анализ судебной практики – в статье Руководителя отдела юридического сопровождения Группы «ДЕЛОВОЙ ПРОФИЛЬ» Линары Хабировой.

Современный этап развития технологий и активный переход на цифровой формат общения в интернете, наличие огромного количества мессенджеров и иных приложений для обмена сообщениям, сделали неизбежным повышенный интерес к использованию так называемых «новых доказательств» — снимков экрана, распечатанных копий интернет-страниц, видео и аудиофайлов — и возможность их принятия судом.

И если такие доказательства как аудио- и видеозаписи прямо закреплены в ст. 55 ГПК РФ, ст.

 64 АПК РФ, то возможность использования скриншотов предполагается из процессуальных норм, согласно которым документы, полученные в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети Интернет, допускаются в качестве письменных доказательств в случаях и в порядке, которые установлены законами, иными нормативными правовыми актами или договором.

Давайте разберемся, каким образом представить в суд скриншот в качестве доказательства, чтобы его приняли, и в каких случаях снимок экрана, скорее всего, рассмотрен не будет.

Начнем с определения, которое было озвучено, в частности, в постановлении Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 27 апреля 2011 г. по делу № А82-12456/2010.

Скриншот (от англ. screenshot) — это страницы из сети Интернет (снимок экрана, показывающий то, что видит пользователь на экране монитора), подтверждающие размещение информации, подлежащей раскрытию. Несколько позднее определение было дополнено: снимок экрана может быть не только с монитора, но другого визуального устройства вывода (телефон, планшет и др.).

Правила оформления скриншотов

Несмотря на отсутствие официального понятия «скриншот» и правил его использования в процессуальном праве, существует ряд актов, которые определяют требования к оформлению скриншотов. В частности, Приказ Роскомнадзора от 06.07.

Читайте также:  Незаконное использование фото - Юридические советы

2010 № 420 «Об утверждении порядка направления обращений о недопустимости злоупотреблений свободой массовой информации к средствам массовой информации, распространение которых осуществляется в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет» определяет основные требования к оформлению скриншотов должностными лицами.

Итак, согласно Приказу, сохранение снимка экрана, содержащего web-страницу Интернет-СМИ, на которой размещены комментарии читателей, производится при помощи стандартных средств операционной системы Windows и браузера Internet Explorer. Далее скриншот должен быть распечатан, подписан должностным лицом с расшифровкой ФИО и должности, а также времени подписания.

Файл со снимком экрана также сохраняется на жестком диске компьютера. Такие скриншоты необходимы для фиксации нарушений, а также для подготовки предупреждений.

Кроме того, должен быть составлен Акт, который документирует факт публикации комментариев читателей Интернет-СМИ с признаками злоупотребления свободой массовой информации, со следующими реквизитами:

  • место и время составления;
  • ФИО должностных лиц, составивших Акт;
  • адрес web-страницы Интернет-СМИ,
  • дата выдачи и номер свидетельства о регистрации СМИ.

К Акту прилагается распечатанный снимок экрана.

Такой порядок оформления снимка экрана позволяет рассматривать его в качестве доказательства. Несомненно, простая распечатка скриншота без указания даты, времени, сайта, а также при отсутствии подписи вряд ли может рассматриваться в качестве надлежащего доказательства.

В письме от 31.03.2016 № СА-4-7/5589 ФНС РФ, рассмотрев судебную практику обозначила, при каких условиях можно отстаивать свою позицию с помощью скриншотов в качестве доказательной базы. Так, в частности, налоговая служба указывает, что четкого определения понятия «скриншот» в российском законодательстве не закреплено, как не закреплен и порядок использования таких доказательств.

  • Вместе с тем, на снимки экрана распространяются те же требования, которые предъявляются ко всем иным, более традиционным доказательствам, в первую очередь — относимость, то есть скриншот должен иметь отношение к рассматриваемому делу, содержать информацию о дате и времени его получения, наименовании сайта, принадлежности заявителю, содержать данные о лице, которое произвело его выведение на экран и дальнейшую распечатку, программном обеспечении и использованной компьютерной технике.
  • Доказательство признается судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности.
  • Скриншот, используемый в качестве доказательства по делу, должен иметь отношение к рассматриваемому делу и существенное для него значение, иначе он не будет принят в качестве доказательства.
  • Таким образом, можно сделать вывод, что «скриншот» может быть принят в качестве доказательства в суде при обязательном соблюдении условий, обозначенных выше.

Указанное также следует из Постановления пленума ВС РФ № 10 от 23.04.2019 N 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»

«Допустимыми доказательствами являются в том числе сделанные и заверенные лицами, участвующими в деле, распечатки материалов, размещенных в информационно-телекоммуникационной сети (скриншот), с указанием адреса интернет-страницы, с которой сделана распечатка, а также точного времени ее получения. Такие распечатки подлежат оценке судом при рассмотрении дела наравне с прочими доказательствами (статья 67 ГПК РФ, статья 71 АПК РФ)»

Можно без нотариального оформления в исключительных случаях

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27 апреля 2011 г. по делу № А82-12456/2010

Рассматривалась кассационная жалоба истца на определение Арбитражного суда Ярославской области, которым не был принят скриншот в качестве замены выписки из ЕГРЮЛ.

Документированная информация — это зафиксированная на материальном носителе путем документирования информация с реквизитами, позволяющими определить такую информацию или ее материальный носитель (п. 11 ст. 2 Федерального закона от 27.07.2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»).

Так, судом кассационной инстанции было определено, что распечатки скриншота данным требованиям удовлетворяют. Основания же ставить под сомнение достоверность сведений, полученных истцом через официальный сайт налоговой службы и надлежащим образом заверенных, отсутствуют.

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 6 декабря 2010 г. по делу № А56-11028/2010

В этом деле скриншоты не были признаны надлежащими доказательствами, так как отсутствовали доказательства отнесения данных снимков экрана к сайту, названному в спорном договоре. Кроме того, отсутствовали отметки даты и точного времени получения скриншотов, а также сведения о лице, которое их вывело на экран и распечатало.

И снова фигурирует необходимость указания определенных реквизитов у снимков экрана, чтобы они были сочтены доказательством.

Постановление ФАС Уральского округа от 15 октября 2013 г. по делу № А07-513/2013

Поскольку специальных нормативных правовых актов, регламентирующих порядок фиксации и использования в качестве доказательств информации, содержащейся в сети Интернет, не принято, суды обоснованно применили нормы Инструктивных указаний Госарбитража СССР от 29.06.1979 г.

№ И-1-4 «Об использовании в качестве доказательств документов, представленных с помощью электронно-вычислительной техники», согласно абз. 1 п.

 9 которых данные, содержащиеся на техническом носителе, могут быть использованы в качестве доказательств по делу только в случаях, когда они преобразованы в форму, пригодную для обычного восприятия и хранения в деле.

Так, согласно п. 4 Инструктивных указаний в документах, подготовленных с помощью электронно-вычислительной техники, должно быть указано какой вычислительный (информационно-вычислительный) центр и когда их изготовил (наименование центра и дата изготовления документа могут проставляться автоматически с помощью электронно-вычислительной техники либо любым другим способом).

Скриншоты, представленные в качестве доказательств, информацию о дате их получения, наименовании сайта, относимости к заявителю, содержали, в связи с чем суды правомерно заключили, что они имеют доказательственную силу в целях установления обстоятельств правонарушения и отвечают требованиям ст. 67, 68, 75 АПК РФ.

Но лучше все-таки с нотариальным обеспечением

В тоже время, в нашей практике мы сталкивались с тем, что скриншоты даже со всеми необходимыми реквизитами не принимались, а суды отдавали предпочтение доказательствам, заверенным нотариусом в виде протокола осмотра интернет-страниц.

Так, например, в Постановлении 20 ААС от 25.12.2017 по делу №А62-1237/2017, суды отклонили скриншот в качестве допустимого доказательства на основании отсутствия обеспечения в виде нотариального осмотра Интернет-страниц.

Несмотря на то, что в постановлении Пленума Верховного суда № 10 от 23 апреля 2019 года указано, что «Необходимые для дела доказательства могут быть обеспечены нотариусом, если имеются основания полагать, что представление доказательств впоследствии станет невозможным или затруднительным, в том числе посредством удостоверения содержания сайта в сети „Интернет“ по состоянию на определенный момент», многие судьи настаивают на нотариальном обеспечении скриншотов в качестве доказательств.

Руководствуясь ст. 102 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате,утвержденных Верховным Советом Российской Федерации 11.02.1993 г.

№ 4462-1, заинтересованные лица могут обратиться к нотариусу для обеспечения доказательств, необходимых в случае возникновения дела в суде или административном органе, если имеются основания полагать, что представление доказательств впоследствии станет невозможным или затруднительным.

То есть лицо имеет право, но это не является его обязанностью. Поскольку в отношении участников действует презумпция добросовестности, а перечень доказательств не является закрытым, возлагать на участников дела обязанность по нотариальному удостоверению скриншотов нельзя.

Следовательно, заверение у нотариуса — не императивное, а диспозитивное предложение. Это также совершенно очевидно из указанного выше постановления Пленума № 10, в котором отмечено, что распечатки могут быть сделаны и заверены лицами, участвующими в деле, и будут являться допустимыми доказательствами.

Соответственно, требование суда о нотариальном удостоверении скриншота можно оспорить, сославшись на указанные выше разъяснения ВС РФ.

Однако, стоит заострить внимание на том, что действующее процессуальное законодательство предполагает оценку судом доказательств «по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств» (ст. 67 ГПК РФ, ст. 71 АПК РФ).

Процедура нотариального осмотра Интернет-страниц

И все же, несмотря на однозначную допустимость предоставления в суд скриншотов, неоформленных нотариально, следует уделить внимание порядку проведения нотариального оформления таких доказательств. Обеспечение доказательств нотариусом производится в соответствии со ст. 103 Основ законодательства РФ о нотариате.

В случае с Интернет-сайтом обеспечение доказательств — это процесс фиксации и документирования информации, которая размещена на сайте, в переписке в мессенджере или в электронной почте, с целью процессуального подтверждения фактов, имеющих значение для доказывания и находящихся в определенное время по определенному адресу в сети.

При составлении нотариального удостоверения интернет-страниц в обязательном порядке указывается, что в настоящий момент в производстве судебных или иных компетентных органов нет гражданского или административного дела, для которого производится осмотр.

В рамках процедуры осмотра рекомендуется также указывать список оборудования и ПО, которые были использованы нотариусом при осмотре информации на Интернет-сайте.

Сюда могут быть включены данные о модели и марке ПК, принтера, сканера и других периферийных устройств, используемых в процедуре, а также сведения о технических средствах к доступу к сети интернет — роутер, линия доступа, провайдер и договор с ним.

В список программного обеспечения необходимо включить:

  • Наименование и версию операционной системы;
  • Браузер и дополнения к нему (например, утилиты для создания снимков экрана);
  • Иные программные средства, обеспечивающие нормальный ход осмотра и правильную фиксацию информации (например, фиксирующие пуск конкретного сервера).

После делается указание:

  • последовательности осмотра сайта;
  • количество распечатанных экземпляров;
  • вид распечатки сайта (цветной или черно-белый).

Далее подшиваются все необходимые распечатки снимков с сайта, а также в приложениях указываются используемые технические средства, обозначенные выше.

Финализируется процесс указанием, что протокол осмотра составлен в нескольких экземплярах, один из которых остается у нотариуса. После заявителем (либо его представителем) ставится подпись в протоколе, отмечается тариф и ставится подпись нотариуса.

При фиксации электронной переписки между спорящими сторонами, рекомендуем пригласить вторую сторону к нотариусу, во избежание обжалования протокола осмотра этой стороной.

Также сообщаем, что только сторона, инициирующая осмотр и фиксацию определяет количество и страницы осмотра.

То есть, если вторая сторона изъявит желание зафиксировать иные страницы переписки, ей придется самостоятельно инициировать такой осмотр и, соответственно, нести расходы.

В том случае, если речь идет о нарушении прав и охраняемых законом интересов информацией, факт размещения которой фиксируется скриншотом, то заинтересованное лицо может обратиться, например, в ОВД с заявлением о нарушении его прав с указанием информации и ссылки на сайт.

Читайте также:  Продажа земельного участка с неуплаченными налогами

По данному заявлению ведомство проведет проверку и выдаст соответствующий процессуальный документ, в котором будут содержаться сведения о предпринятых ими мерах, включая исследование материалов интернет-сайта.

Этот документ также можно будет использовать в качестве доказательства в суде.

Выводы: заверять или не заверять

Подводя итоги вышеизложенному, можно сделать следующий вывод:

Скриншот в качестве доказательственной базы может быть оформлен как у нотариуса, так и в простой письменной форме самим заинтересованным лицом.

Однако для того, чтобы доказательство было принято к рассмотрению, скриншот обязательно должен содержать следующую информацию: дату и время создания снимка, адрес интернет-страницы, с которого он выполнен, подпись и сведения о лице, которое сделало и распечатало снимок экрана, информацию о технических средствах, с помощью которых был сделан снимок. А кроме того, должен иметь отношение к сторонам спора и носить существенный характер.

Как можно доказать в арбитражном суде, что фото, сделанное на телефон, настоящее и в конкретную дату?

Использование в суде видеосъемки в качестве доказательстваЕ. М. Тараненкоавтор ответа, консультант Аскон по юридическим вопросам

Вопрос

Как можно доказать, что фото, сделанное на iphone, настоящее и той датой для использования в арбитражном суде?

Ответ

В настоящее время арбитражные суды принимают в качестве доказательств фото, сделанные на телефон (в том числе iphone). Как правило, суды признают фотографии надлежащими доказательствами, если возможно установить дату, время и место фотосъемки.

Сведения о дате, времени и месте могут быть получены посредством анализа фотографии, сопоставления с другими доказательствами по делу, либо из технической информации к фотографии в цифровой форме (включая геотеги), а также из самого телефона, если фотография не удалена или может быть восстановлена.

  Для подтверждения того, что фотография настоящая и не является фальсификацией, может быть проведена экспертиза. Если фото удалено с телефона, то доказывание его действительности может быть затруднено.

Обоснование

Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела (часть 1 статьи 64 АПК РФ).

В качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, консультации специалистов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы (ч. 2 ст. 64 АПК РФ).

Для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний, арбитражный суд назначает экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле.

В случае, если назначение экспертизы предписано законом или предусмотрено договором либо необходимо для проверки заявления о фальсификации представленного доказательства либо если необходимо проведение дополнительной или повторной экспертизы, арбитражный суд может назначить экспертизу по своей инициативе (ч. 1 ст. 82 АПК РФ).

При рассмотрении дела арбитражный суд должен непосредственно исследовать доказательства по делу: ознакомиться с письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства, заслушать объяснения лиц, участвующих в деле, показания свидетелей, заключения экспертов, консультации специалистов, а также огласить такие объяснения, показания, заключения, консультации, представленные в письменной форме (ч. 1 ст. 162 АПК РФ).

Если лицо, участвующее в деле, обратится в арбитражный суд с заявлением в письменной форме о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле, арбитражный суд принимает предусмотренные федеральным законом меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначает экспертизу, истребует другие доказательства или принимает иные меры (в соответствии со статьей 161 АПК РФ).

Экспертизу не назначат, если достоверность доказательства можно установить, сопоставив с другими имеющимися в деле (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 27.07.2018 N Ф03-2897/2018 по делу N А04-1996/2017).

Аудио- и видеозаписи как доказательства в трудовом споре

Как узаконить видеозапись, чтобы в дальнейшем можно было ее использовать в качестве доказательства в суде? Что нужно предпринять? Какие документы подписать с работником и как запросить его согласие? Возможно ли использование в суде стихийной видеосъемки на камеру мобильного телефона или аудио­записи переговоров с работником во время сложного увольнения? Можно ли отказаться от согласия на аудиозапись, чтобы потом суд не принял ее в качестве доказательства? Как составить текст ходатайства? Нужно ли делать расшифровку и пр.?

Не сложно представить ситуацию, когда сотрудник и работодатель оказались по разные стороны баррикад и дело дошло до суда. Каждый будет пытаться любыми способами доказать свою правоту и убедить судью, что именно он прав в спорной ситуации.

И нередко стороны в доказательство неправомерного поведения второй стороны приносят в суд аудио- и видеозаписи.

Работодатели устанавливают камеры видеонаблюдения в офисных и рабочих помещениях, а работники, когда дело «пахнет жареным» (конфликтом), не выпускают из рук телефоны, тщательно фиксируя на диктофон все разговоры.

Но судебные органы обязаны руководствоваться не только словами и объяснениями сторон или свидетелей, но и иными доказательствами, которые помогут установить фактические обстоятельства дела. Поэтому необходимо разобраться, будут ли к числу таких доказательств относиться аудио- и видеозаписи. Выясним, какие требования имеются к таким записям, чтобы их можно было предъявить в суд.

Согласно абз. 1 ч. 1 ст.

 55 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее – ГПК РФ), доказательства – это полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов (абз. 2 ч. 1 ст. 55 ГПК РФ).

Таким образом, закон позволяет сторонам конфликта доказывать свою позицию, в том числе с помощью аудио- и видеозаписей.

Если сотрудник или работодатель планируют предъявить в суд такую запись, следует заранее уточнить, есть ли в суде возможность прослушивания или просмотра записи.

На практике может не оказаться необходимого ноутбука или телевизора. В этом случае стороне желательно самостоятельно позаботиться о предоставлении средства связи.

Лицо, которое направляет в суд аудио- и (или) видеозапись на электронном или ином носителе, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись (ст. 77 ГПК РФ).

Судебная практика

Суд исключил из состава доказательств представленную аудиозапись переговоров истицы с ответчиком, поскольку не было указано, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись.

Доказательств законности получения данной аудиозаписи также не имеется. Таким образом, аудиозапись разговора сторон не отвечала требованиям положений ст.

 77 ГПК РФ (апелляционное определение Московского городского суда от 22.08.2016 по делу № 33-29583/2016).

В другом деле истица пыталась доказать принуждение к увольнению по собственному желанию и просила суд приобщить стенограмму аудиозаписи служебного разговора между ней и руководителем. Суд отказал в ее просьбе и указал, что запись велась с нарушением ст. 23, 24 Конституции РФ, а также ст. 77 ГПК РФ.

Видно, что запись не содержит информации, из которой можно было бы установить время, место и условия, при которых она осуществлялась, сведения о выполнявшем ее лице.

Кроме того, суд отметил, что для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства, суд самостоятельно определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, оценивает допустимость и относимость представленных доказательств (апелляционное определение Московского городского суда от 30.07.2015 по делу № 33-26927/15).

Как видите, суд довольно строг в отношении такого рода доказательств. Если во время записи не были соблюдены требования закона к порядку оформления записи, то она может быть исключена из числа доказательств по делу. В этом случае сотрудник или работодатель уже не смогут ссылаться на разговор на пленке.

Следует обратить внимание на нормы Конституции РФ, на которые в одном из указанных дел ссылался суд. Согласно ч. 2 ст. 23 Конституции РФ, каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. А в ч. 1 ст. 24 Конституции РФ отмечено, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Указанные требования закона защищают граждан от незаконного вторжения в их частную жизнь, обнародования личной переписки и незаконной слежки.

Давайте разберемся, можно ли установить в офисе организации скрытые камеры видеонаблюдения.

Если не уведомить сотрудников о том, что за ними ведется видеонаблюдение, это можно считать негласным получением информации. Согласно ч. 6 ст. 6 Федерального закона от 12.08.

1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее – Закон об ОРД), запрещено использование технических средств, предназначенных для негласного получения информации, не уполномоченными на то физическими и юридическими лицами. Такое право предоставляется только оперативным подразделениям госорганов, наделенных полномочиями законом (ст. 1 Закона об ОРД).

Компании не относятся к числу лиц, которым разрешается вести скрытое видеонаблюдение. Поэтому слежка за сотрудниками будет вне закона. Записи, полученные подобным образом, нельзя будет использовать в суде в качестве доказательств.

Видеонаблюдение в офисе

  • Как узаконить видеозапись, чтобы в дальнейшем можно было ее использовать в качестве доказательства в суде? Работодателю следует предпринять следующие действия (Схема 1):
  • 1) издать приказ о введении системы видеонаблюдения в компании с указанием даты начала эксплуатации видеокамер. Приказ можно оформить в произвольной форме (Пример 1);
  • 2) получить от работников в письменном виде согласие на ведение видеосъемки (Пример 2);
Читайте также:  Льгота инвалидам на оплату отопления - Юридические советы

3) разработать и утвердить отдельный локальный нормативный акт (например, Положение о системе видеонаблюдения в организации), в котором определить, где ведется видеозапись, время съемки (например, с 09.00 до 18.

00), цель установления камер, сроки хранения видеозаписей, в каком порядке они подлежат уничтожению;

4) внести изменения в Правила внутреннего трудового распорядка (ПВТР) (Пример 3) и Положение о персональных…

Почему суды не признают видеозаписи в качестве доказательств?

Ни для кого не секрет почти каждое предприятие на своей территории использует камеры видеонаблюдения. По законодательству их использовать не запрещено. Полученные записи даже используют для того, чтобы доказать произошедшее преступление. Однако, стоит учесть то, что далеко не все видеозаписи суд берет во внимание в качестве доказательства. Разберем все по порядку.

Существует два главных правила.

Первое правило говорит о том, что должна быть привязка ко времени. Система, которая воспроизводит запись видео должна оставлять запись внутри самого видео о времени.

Поэтому при установке видеонаблюдения рекомендуют устанавливать именно такой вид записывающей системы. Видеозапись должна записываться на электронный носитель, а не на видеокассету. Видеоматериал, записанный на видеокассету не будет являться доказательством в суде.

Поскольку невозможно будет провести экспертизу на подлинность записи. При проведении экспертизы берется во внимание не только время, то и дата видеозаписи. Запись должна быть записана в момент совершения преступления. Также, стоит учесть тот момент что запись, которая была сделана полгода назад не может быть отправлена на экспертизу.

Второе правило гласит о привязке к месту.

Для того, чтобы предоставить в суд видеозапись, которая была сделана на видеорегистратор, ее нужно перенести на носитель (флешка или диск). Также, при проведении экспертизы специалисты могут изъять видеоустройство на которое записывалось видео для установления подлинности.

В связи с этим желательно оставить камеру в неизменном положении. Имеется в виду расположение камеры, наклон, место обзора, возвышенность. От специалистов требуется доказать, что именно эта камера находилась в конкретном положении, как это было в самом видео.

Также, проверяется то были ли граждане, которые присутствовали на видео в указанный период на месте происшествия.

При судебном разбирательстве будет замечательно, когда несколько камер видеонаблюдения будут совпадать по синхронности. Все это можно учесть заблаговременно в момент установки первой камеры видеонаблюдения.

Также, можно заранее предугадать где правонарушение может произойти с большой вероятностью. Там как раз и можно установить несколько камер.

Прибегая к такому манёвру необходимо рассчитать, чтобы происходило перекрывание этих видео на это место. Следовательно, можно смело заявлять о том, что видео записывалось с разных камер в одно и тоже время.

Конституционный суд России: отказ от исследования в суде видео и аудиозаписей допускается, если вина подсудимого подтверждена доказательствами обвинения

Вопрос, обязаны ли суды прослушивать аудио и просматривать видеозаписи в ходе уголовных процессов, был поставлен мною несколько лет тому назад перед Верховным и Конституционным судами, то есть задолго до нашумевшего решения судьи Криворучко, отказавшего защите Павла Устинова в просмотре видеозаписей.

Статья 284 УПК РФ устанавливая, что вещественные доказательства должны быть осмотрены в суде, не содержит требования об их исследовании с применением технических средств с целью извлечения информации, недоступной при простом визуальном осмотре.

Именно этим и воспользовалась во время судебного процесса в 2013 году в отношении меня (в то время начальника отдела Московской межрегиональной транспортной прокуратуры) судья Мещанского суда Гудошникова Е., которая разрешила по ходатайству защиты осмотреть (визуально) CD диски с аудио и видеозаписями, приобщенные следствием в качестве вещественных доказательств, но отказала в их прослушивании и просмотре.

Мосгорсуд и Верховный суд в свою очередь на последующие апелляционные и кассационные жалобы разъяснили, что требования ст. 284 УПК РФ об осмотре вещественных доказательств судьей были соблюдены.

Конституционный суд, куда я обратился, пошел еще дальше, фактически сделав вывод, что отказ от исследования в суде видео и аудиозаписей допускается, если вина подсудимого подтверждена доказательствами обвинения.

Ходатайство защиты о прослушивании аудиозаписей дважды было заявлено в суде первой и апелляционной инстанциях не просто формально, а со ссылкой на то, что следователь ГСУ СК по Москве Лопаткин во время составления протоколов осмотра (стенограмм) не только дополнил «в интересах следствия» сказанное и несказанное на этих аудиозаписях, но и скрыл зафиксированный факт телефонного звонка и разговора, «обнародование» которого в суде подтверждало доводы защиты о подстрекательских действиях заявителя – адвоката Ивана Кидяева и сотрудников ГУЭБиПК МВД РФ (арестованных через полгода за проведение аналогичных ОРМ, но уже в отношении сотрудника ФСБ).

Стоит ли говорить, что в обвинительном приговоре 13 декабря 2013 года судья Гудошникова Е.А., обосновывая вину, сослалась на аудио и видеозаписи разговоров и протоколы (стенограммы) осмотра CD дисков, составленные следователем Лопаткиным.

Пройдя все судебные инстанции и не добившись соблюдения/восстановления права на прослушивание в суде аудиозаписей, следующим моим шагом было обращение в Конституционный суд РФ.

Так как все судебные инстанции, включая Верховный суд, заявили о соблюдении требований ст. 284 УПК РФ при простом визуальном осмотре CD дисков, напрашивался только один вывод, что эта статья УПК РФ не в полной мере соответствует Конституции РФ и обеспечивает защиту прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом.

Нередко Конституционный суд при рассмотрении обращений на нарушение прав и свобод законом, примененным в конкретном деле, при его соответствии Конституции, отказывая в рассмотрении жалоб делают вывод, что этот закон просто неправильно был применен в конкретном деле.

Не скрою, особых иллюзий на то, что положения ст. 284 УПК РФ будут признаны противоречащими Конституции я не питал.

Надежда была на очевидный и логичный вывод в определении об отказе в рассмотрении жалобы, что суд первой инстанции неправильно применил положения этой статьи в моем деле.

В последующем это давало бы мне возможность апеллировать к определению Конституционного суда при обжаловании приговора в Верховном суде.

Мотивировка обращения в Конституционный суд была проста.

Осмотр вещественных доказательств является простым способом их исследования, при котором суд, а также иные лица с помощью своих органов чувств непосредственно убеждаются в существовании, характере и внешних индивидуальных признаках (размеры, форма, цвет и др.) определенных предметов материального мира, связанных с обстоятельствами уголовного дела.

Для визуализации индивидуальных свойств, признаков и видимых, маловидимых и невидимых следов преступления, извлечения невидимой информации необходимо применение технических средств при осмотре вещественных доказательств.

В конкретном моем деле нормы уголовно-процессуального законодательства и сложившаяся ситуация не позволила осмотреть в суде вещественные доказательства — CD диски с применением компьютерной техники путем прослушивания аудиозаписей и извлечения информации из свойств аудиофайлов о дате их создания, и как следствие, — обратить внимание суда на обстоятельства, имеющие значение для дела.

Конституционный суд своим определением от 24 ноября 2016 года ожидаемо отказал в принятии моей жалобы к рассмотрению, не увидев никакой неопределенности при применении ст. 284 УПК РФ, указав, что она применяется во взаимосвязи с иными нормами уголовно-процессуального кодекса.

Далее, судьи Конституционного суда, разгадав мой нехитрый план и не желая подставлять коллег по цеху, а так же давать мне определенные козыри, указали в своем определении, что «настаивая на прослушивании аудиозаписей в судебном заседании, Д.В.

Евдокимов утверждал об имевшей место со стороны сотрудников правоохранительных органов провокации на совершение преступления.

Между тем данный довод был исследован судами и получил оценку исходя из совокупности собранных по уголовному делу доказательств».

Тем самым, Конституционный суд не только уклонился от вывода, что в моем деле неправильно была применена ст. 284 УПК РФ при отказе судом в прослушивании аудиозаписей, но и фактически сделал вывод, что суду не обязательно было прослушивать аудиозаписи, так как мой довод о провокации был опровергнут совокупностью других доказательств обвинения…

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *