Что такое гонорар успеха — Юридические советы

Гонорар успеха широко распространен на практике. Говоря о нем, подразумевают, что вся оплата за услуги или ее часть передается исполнителю при достижении определенного результата, помимо стоимости юридических услуг.

Что такое Гонорар успеха

Гонорар успеха – это вознаграждение которое часто включается в соглашение между адвокатом и клиентом. Суть гонорара успеха в том, что в случае положительного исхода по делу клиент обязан оплатить юридической компании определенное вознаграждение в твердой денежной сумме или в процентном отношении к взысканной судом суммы.

История легитимности

До 2015 года вопрос оставался открытым, в том числе из-за неоднозначности судебной практике. На наш взгляд, свободу договора нарушает как раз ограничение Конституционным Судом РФ права на включение в соглашение условия о гонораре успеха адвоката, так как свобода договора состоит из трех элементов (ст. 421 ГК РФ):

  • никто не может быть принужден к заключению договора (есть исключения);
  • стороны могут заключить любой договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законами (а также смешанный договор);
  • стороны могут включить в договор любое условие (за исключением тех случаев, когда содержание какого-то условия предусмотрено законом).

Ни в одном нормативном правовом акте не содержится запрет на получение гонорара успеха. Никакой новый предмет договора в данном случае не создается, а даже если и создается — это отражает второй элемент свободы договора.

Позиция ВС РФ

Верховный суд Определением от 26.02.2015 по делу № А60-11353/2013 легитимировал «гонорар успеха», закрепил следующее:

  1. Во-первых, подтвердил, что «гонорар успеха» это допустимая часть соглашения о судебном представительстве, которая является премией. То есть ВС РФ произвел ее легитимацию. В частности Верховный суд указал, что дополнительные суммы («гонорар успеха») по существу являются вознаграждением, уплачиваемым за уже оказанные и оплаченные услуги и только в случае, если они привели к удовлетворении заявленных требований, то есть признаются своего рода премированием представителя. Сумма указанной премии зависит от достигнутого сторонами договора оказания юридических услуг соглашения.
  2. Во-вторых, соотнес премиальную часть гонорара («гонорар успеха»), с институтом судебных расходов. При этом ВС РФ указал, что результат соглашения клиента и представителя по поводу «гонорара успеха» не может быть взыскан в качестве судебных расходов с процессуального оппонента клиента, который стороной указанного соглашения не является.

Кс рф считает иначе

  1. Конституционный суд  в своем Постановлении № 1-П от 23 января 2007 года он указал, что работа госорганов «не может быть предметом частно-правового регулирования» и нельзя «предопределять решения и действия органов госвласти и должностных лиц»
  2. Поэтому суды могут отказывать во взыскании гонорара успеха со ссылкой на эту позицию. Хотя Кодекс профэтики адвоката допускает такую форму оплаты для дел имущественного характера.

С 1 марта адвокаты имеют право на гонорар

С 1 марта вступили в силу изменения в закон об адвокатской деятельности и адвокатуре, которые закрепят право на гонорар успеха для носителей статуса, но с учетом выполнения правил, которые должна сформулировать Федеральная палата адвокатов. В ФПА рассказали, что это за правила, что в них будет и когда они должны появиться.

В самой Федеральной палате адвокатов настаивают, что нововведение даст преимущество адвокатам с точки зрения формального трактования закона. Об этом говорит член совета ФПА Елена Авакян. По ее словам, гонорар успеха для юридических фирм не станет вне закона, но сохраняются риски невозможности взыскания, если возникнет спор.

Договорная стоимость

Гонорар успеха в арбитражных спорах, если он установлен в дополнение к основной оплате, составляет в среднем 9% (диапазон от 1–3% до 20%) от суммы иска в зависимости от категории. Если же оплата состоит только из гонорара успеха, то средний процент составит от 10 до 15% (диапазон от 2–10% до 10–25%).

Гонорар успеха не являются судебными расходами

29 сентября 1999 г. в информационном письме №48 ВАС РФ высказался весьма определённо, что

«не подлежит удовлетворению требование исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование истец обосновывает условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем. В этом случае размер вознаграждения должен определяться в порядке, предусмотренном ст. 424 ГК РФ, с учетом фактически совершенных исполнителем действий (деятельности)».

КС РФ в Постановлении от 23 января 2007 г. N 1-П в п. 3.

3 разъяснил, что «…включение же в текст договора о возмездном оказании правовых услуг условия о выплате вознаграждения в зависимости от самого факта принятия положительного для истца решения суда расходится с основными началами гражданского законодательства, допускающими свободу сторон в определении любых условий договора, если они не противоречат законодательству (п. 2 ст.

1 ГК РФ), поскольку в данном случае это означает введение иного, не предусмотренного законом, предмета договора. Кроме того, в этом случае не учитывается, что по смыслу п. 1 ст. 423 ГК РФ плата по договору за оказание правовых услуг, как и по всякому возмездному договору, производится за исполнение своих обязанностей…».

Таким образом, высшие суды заняли весьма категоричную позицию

Однако не все были согласны с данной точкой зрения. В Особом мнении судьи Конституционного Суда РФ А.Л. Кононова (издано вместе с Постановлением от 23.01.

2007 №1-П) написано, что «…достигнутое по обоюдному соглашению сторон условие договора возмездного оказания правовых услуг в делах об имущественных спорах, когда вознаграждение устанавливается в долях или процентах от удовлетворенной суммы иска, соответствует юридической природе подобного договора, не имеет законного ограничения и должно подлежать судебной защите».

  • Вместе с тем судебные расходы в части вознаграждения представителя могут быть взысканы с проигравшей стороны в разумных пределах, которые определяются судом.
  • Предусматривается, что положение об обусловленном вознаграждении может быть включено в соглашение для обеспечения конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи лиц, у которых на момент заключения соглашения отсутствует возможность полностью расплатиться с адвокатом, либо в иных случаях, когда это не противоречит законодательству и правилам.
  • 2 апреля 2020 года Совет Федеральной палаты адвокатов РФ утвердил правила включения в адвокатское соглашение условия о гонораре успеха. 
  • Правила содержат ряд общих требований при применении гонорара успеха:
  • положение об обусловленном вознаграждении не может включаться в соглашение об оказании юридической помощи по уголовному делу или по делу об административном правонарушении;
  • условие об обусловленном вознаграждении предполагается разумным и обоснованным;
  • включение в соглашение положения о гонораре успеха не является гарантией или обещанием положительного результата оказания юридической помощи;
  • соглашение должно ясно и недвусмысленно определять результат оказания адвокатом юридической помощи, которым обусловлена выплата (размер выплаты) вознаграждения;
  • обусловленное вознаграждение может определяться как твердая денежная сумма, как доля (процент) от размера удовлетворенных требований доверителя или от размера требований к доверителю, в удовлетворении которых было отказано, а также иным способом, позволяющим рассчитать размер вознаграждения;
  • в соответствии с соглашением одна часть вознаграждения может быть обусловленной, а другая — подлежащей выплате адвокату вне зависимости от результата оказания юридической помощи (в том числе авансом);
  • не допускается включение в соглашение положения о выплате обусловленного вознаграждения авансом;
  • при заключении соглашения адвокат обязан предупредить доверителя о том, что последнему не может быть гарантировано взыскание в качестве судебных издержек с другого лица, участвующего в деле, суммы выплаченного адвокату обусловленного вознаграждения;
  • в случае если стороны предусматривают обусловленное вознаграждение за каждый из этапов оказания юридической помощи, в соглашение может быть включено условие, согласно которому невыплата (выплата в неполном объеме) обусловленного вознаграждения за очередной этап является безотзывной офертой доверителя на расторжение соглашения (ст. 429.2 ГК РФ) или отменительным условием, прекращающим права и обязанности сторон из соглашения, за исключением обязанности доверителя по выплате вознаграждения (ст. 157 ГК РФ);
  • стороны вправе в соответствии со ст. 327.1 ГК РФ предусмотреть обстоятельства (например, отмена судебного акта об удовлетворении требований доверителя), наступление которых повлечет обязанность адвоката полностью или в части возвратить ранее выплаченное обусловленное вознаграждение;
  • стороны вправе предусмотреть положение об обязательной выплате обусловленного вознаграждения (полностью или в части) в случае, если адвокатом оказана юридическая помощь, однако по вине доверителя положительный результат ее оказания не достигнут или доверитель отказался от соглашения до достижения указанного результата.

Судебная практика

  1. Требование исполнителя о взыскании вознаграждения по договору возмездного оказания услуг не подлежит удовлетворению, если выплата вознаграждения зависит от решения суда или государственного органа, которое будет принято.
    Примечательно Постановление ФАС Московского округа от 15.06.

    2010 №КГ-А40/4882-10 по делу №А40-136500/09-21-954.

    В данном деле первая и апелляционная инстанции взыскали гонорар успеха и указали, что стороны свободны в определении условий договора, и пришли к выводу, что стороны правомерно установили размер стоимости услуг, определив его применительно к сумме, взысканной судом.

    Но кассационная инстанция посчитала, что данные выводы являются неверными со ссылкой на вышеизложенные позиции ВАС РФ и КС РФ.

  2. Условие договора возмездного оказания услуг о гонораре успеха является ничтожным.
    Например, см. Определение ВАС РФ от 07.12.2012 №ВАС-16016/12 по делу №А64-3129/2011.

    Суд пришел к выводу, что «условие договора о вознаграждении, обусловленное принятием судебного акта, является в силу ст. 168 Гражданского кодекса недействительным, в связи с чем в соответствии с п. 1 ст. 167 Гражданского кодекса не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с его недействительностью…».

Свежие решения 2019, 2020

  • Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 30 сентября 2019 г. № 78-КГ19-32;
  • Определение ВС РФ от 21 октября 2019 г. № 305-ЭС19-20273 по делу № А40-191144/2018;
  • Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 3 декабря 2019 г. № Ф06-54400/2019 по делу № А12-727/2019;
  • Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 30 января 2020 г. № Ф10-6510/2019 по делу № А48-1927/2019.

Итоговый вывод

Принимая во внимание изложенное, на текущий момент гонорар успеха:

  • не включается в состав судебных расходов, т.е. не может быть взыскан с проигравшей стороны;
  • не взыскивается с клиента принудительно, если он не исполнил данное условие договора добровольно. 

Однако условие о таком дополнительном вознаграждении может быть определено в договоре на оказание правовых услуг. Включая в данный договор гонорар успеха, следует помнить, что имеется риск его невыплаты и, соответственно, дальнейшая невозможность взыскания через суд.

Помните о черезмерности:

  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.12.2020 №№ Ф05-21958/2020, А40-66176/2020 Не получится доказать чрезмерность судебных расходов с помощью расценок стоимости юридических услуг в интернете, т.е. любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки.

Поделиться с друзьями

Дата:

Неуспешный «гонорар успеха»

В марте вступит в силу поправка в Закон об адвокатуре, легализующая «гонорар успеха». Правила, регулирующие применение этой нормы, должна разработать Федеральная палата адвокатов. Там уже приступили к работе, но её подробности практически неизвестны.

В открытых источниках есть лишь заявление члена рабочей группы Сергея Пепеляева, опубликованные на сайте палаты. Он отметил, что «гонорар успеха» должен соответствовать интересам доверителя, но важно определить экономические основы расчёта его размера и рассмотреть вопросы о защите условий «гонорара успеха» в суде.

«Улица» решила узнать у других адвокатов, какие ещё идеи важно предусмотреть в новых правилах. Первую колонку на эту тему подготовил адвокат Андрей Сучков.

П рактика выплаты адвокату гонорара в зависимости от достигнутого по делу результата применяется достаточно давно. Её нормативное или прецедентное закрепление в Европе и Америке произошло ещё в середине позапрошлого века (принцип «no win no fee» – нет выигрыша, нет оплаты).

Да и российские присяжные поверенные уже тогда активно определяли размер гонорара в процентном отношении от размера судебного спора.

Но если за рубежом этот институт развивался в основном линейно и постепенно эволюционировал в сторону либерализации, то у нас его путь был извилист и противоречив, что иногда уводило «гонорар успеха» в подполье (вспомним пресловутый «адвокатский микст»).

Микст («максимальное использование клиента сверх таксы») – термин, активно применявшийся в адвокатской среде в советские годы. Тогда государство определяло величину ставок оплаты труда адвоката и предельный размер его месячного заработка.

Но ставки были очень низкими, поэтому кроме официального гонорара по таксе клиент выплачивал неофициальный микст лично адвокату. Решение о том, платить микст или нет, а также его размер определял сам клиент. По своей сути микст являлся обычаем делового оборота.

При этом он далеко не всегда связывался с достижением положительного для клиента результата по делу, скорее это была доплата за работу и благожелательное отношение адвоката к доверителю.

В современной России «гонорар успеха» долго жил полулегально, хотя экономические факторы – прежде всего желание адвокатов заработать побольше и сделать свои услуги более привлекательными – настоятельно требовали нормативного закрепления этого института. Более того, отсутствие в законе возможности применения «гонорара успеха» стало одним из поводов для уголовного преследования адвокатов в рамках тенденции «криминализации гонорара».

Но уже через месяц в соглашение между адвокатом и доверителем станет возможным включать условие, по которому размер выплаты гонорара будет поставлен в зависимость от результата оказанной юрпомощи. Согласно закону, сделать это можно будет «в соответствии с правилами, установленными советом Федеральной палаты адвокатов». Так что дело за правилами – правда, на их разработку есть всего месяц.

Сразу отмечу, что исходные условия для определения таких правил не самые лучшие. Несмотря на активное лоббирование российской адвокатурой пакета поправок, в том числе нормы о «гонораре успеха», итоговый результат законотворчества получился на «троечку».

Размер выплаты, а не размер гонорара

Во-первых, допускается лишь условие, определяющее размер выплаты гонорара, но не размер самого гонорара – а нужно было предусмотреть оба варианта.

Казалось бы, ну какая между этими вариантами разница? Просто игра слов. Однако разница существенная. Если в первом случае это полный гонорар при достижении результата и неполная выплата при его отсутствии («гонорар полный или неполный»), то во втором – гонорар плюс премия за успех (назовем это «гонорар+премия»).

Поясню на конкретных примерах. В схеме «гонорар полный или неполный» и первоначальная оплата, и выплата за достигнутый результат пойдут в снижение налогооблагаемой базы прибыли организаций. А «гонорар+премия» – это цена юридической услуги и поощрительная надбавка к ней.

В этом варианте доверители – юридические лица не смогут отнести премию на себестоимость и в этой части окажутся плательщиками налога на прибыль организаций. Понятно, что доверитель-юрлицо в варианте «гонорар+премия» будет стараться перевести это финансовое бремя на адвоката путём снижения размера гонорара.

И чем больше цена соглашения об оказании юридической помощи, тем большую сумму гонорара теряет адвокат.

Далее. По сложившейся практике, судебные издержки с противоположной стороны спора взыскиваются как необходимо произведённые расходы.

То есть в варианте «гонорар полный или неполный» взысканию подлежит любая фактически выплаченная адвокату сумма, а в случае «гонорар+премия» возвратить премиальную оплату успеха уже не получится.

Здесь уже затрагиваются не только интересы доверителей-юрлиц, но и граждан тоже. И снова мы видим в перспективе попытки перенести эту проблему на адвоката путём занижения размера гонорара в соглашении.

В то же время в переговорном процессе клиента может несколько насторожить условие о полном гонораре – пусть даже с оговоркой об оплате при достижении результата. Вариант «гонорар+премия» более понятен.

И если доверитель согласен с таким подходом, то после этого можно переходить к обсуждению варианта «гонорар полный и неполный», когда имеет значение налогообложение и взыскание издержек с противоположной стороны.

Но если «гонорар успеха» обсуждается в деле доверителя-физлица и если это не судебный спор, когда взыскание судебных издержек не предполагается, то «гонорар+премия» – лучший вариант.

Как видим, нельзя сказать, что один вариант лучше другого – поэтому адвокатскому сообществу желательно иметь полный набор из обоих этих инструментов.

«Вперёд – в прошлое»

Поговорим ещё об одном «косяке» текста поправки – запрете применения «гонорара успеха» в уголовных делах и делах об административных правонарушениях. Похоже, авторы законопроекта решили, что безнравственно назначать премию за успех, если на кону стоит свобода человека (в уголовных делах) или иное существенное ограничение его прав (административные деликты).

Однако дело делу рознь. Возьмём, к примеру, статью 14.4 КоАП «Продажа товаров, выполнение работ или оказание населению услуг ненадлежащего качества или с нарушением установленных законодательством РФ требований».

Нередка такая фабула по делу: из-за принятых решений проверяющими структурами работа организации вынужденно прекращена, руководитель дисквалифицирован, товар конфискован, банковские счета арестованы, возникают прочие с этим связанные проблемы… И получается, что организация не может оплатить юридическую помощь, но крайне в ней нуждается для исправления ситуации. Единственный выход – «гонорар успеха», но законом он запрещён для этой категории дел. И таких составов в КоАП полно.

Посмотрим на дела уголовные – прежде всего в сфере предпринимательства. Уголовный кодекс в современной России – средство регулирования бизнеса, его захвата, выдавливания конкурента и переделки рынка.

И в этой категории уголовных дел сами клиенты уже давно рассуждают так: «А что экономически выгоднее – отдать бизнес или, отсидев немного, сохранить его?». Вспомним известные уголовные дела, которые часто именовали рейдерскими захватами: ЮКОС, НТВ, «АФК Система», «Башнефть», аэропорт Домодедово и другие.

Стояла именно эта дилемма: свобода или бизнес? И выбор делался разный. То есть постановка вопроса о «гонораре успеха» в уголовных делах не всегда имеет отрицательную нравственную окраску.

Конечно, если принимать во внимание зарубежный опыт, то там действительно встречается запрет на «гонорар успеха» в уголовных делах и семейных спорах. Но эта традиция возникла почти два века назад, когда и общество было иным, и его ценности отличались от сегодняшних.

Только возникшая мысль о приоритете прав человека уживалась с ещё не сдавшим позиции религиозным мировоззрением, а принципы капитализма лишь набирали силу. Однако сейчас наблюдается общий тренд на либерализацию применения этого института и постепенную отмену существующих запретов.

Но мы почему-то решили не ориентироваться на существующие реалии и тенденции, а пройти этот путь с самого начала, то есть «вперёд – в прошлое».

Готов ответить

Как видим, пролоббированную адвокатурой норму о «гонораре успеха» едва ли можно признать удовлетворительной. Конечно, меня сейчас начнут упрекать, что «каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны» или «взял бы и сделал, как надо». Что ж, готов ответить и показать, как это нужно было сделать.

Процитирую формулировки о «гонораре успеха» в статье 15 Модельного закона Межпарламентской Ассамблеи стран-участников СНГ «Об адвокатуре и адвокатской деятельности»: «Адвокат вправе включать в соглашение об оказании юридической помощи условие, в соответствии с которым размер и (или) выплата доверителем вознаграждения ставится в зависимость от результата оказания адвокатом юридической помощи. Органы адвокатского самоуправления определяют категорию дел, по которым адвокат не вправе включать такое условие в соглашение об оказании юридической помощи».

Разница существенная. Во-первых, закреплена возможность применения обеих конструкций «гонорара успеха»: и «гонорар+премия», и «гонорар полный и неполный» – выбирай любую в зависимости от обстоятельств конкретного дела.

Во-вторых, нет никаких ограничений на применение «гонорара успеха» в определённых категориях дел. Очень разумный подход: законодатель легализовал «гонорар успеха» и передал «тонкую настройку» этого института самой адвокатуре, которая сможет это сделать более гибко, со знанием дела.

А также сможет более оперативно корректировать его применение в случае изменения условий.

Крайне жаль, что поправка в российский адвокатский закон получилась такой неуклюжей. Особенно учитывая, что норма Модельного закона появилась гораздо раньше – можно было бы просто списать. Да и принята она была на пленарном заседании МПА СНГ под председательством России, так что это была бы довольно простая имплементация.

Но что имеем, то имеем. И сейчас стоит задача не ухудшить ситуацию правилами, которые, согласно поправкам, должна разработать ФПА.

Что учесть и чего избежать

Определённо нужно уйти от подхода, который задан законодателем, – не начинать формировать перечень категорий дел с запретом «гонорара успеха». Ещё раз повторю, что дело делу рознь. Есть дела об алиментах, где их получатель реально голодает, а есть алименты размером чисел с девятью нулями – и в таких вариантах «гонорар успеха» вполне допустим.

Разработчикам правил важно отметить гуманитарную составляющую этого института как способа доступа к юридической помощи повышенного качества для лиц, которые не в состоянии её оплатить на момент обращения. То есть обозначить его как один из вариантов реализации положений ст. 48 Конституции РФ. Нелишним будет в данном случае сослаться на правовой принцип «свободы договора».

Далее следует помнить, что «гонорар успеха» – один из видов судебного инвестирования. А значит, его правила не должны противоречить правилам привлечения внешнего инвестора.

Судебное инвестирование – это способ обеспечения доступа к правосудию и (или) получения квалифицированной юридической помощи лицами, которые не в состоянии её оплатить.

Один из его видов – финансирование судебного процесса и компенсация расходов внешним инвестором.

Другой вид – «гонорар успеха», когда риски и расходы берёт на себя работающий по делу адвокат – в кредит под будущую компенсацию в случае положительного результата по делу.

Если уж законодатель загнал нас лишь в один вариант «гонорара успеха» (условно я его назвал «гонорар полный или неполный»), то следует чётко сформулировать его экономическое содержание. Необходимо указать возможность установления «гонорара успеха» в повышенном от обычных условий размере как плату за риски, которые берёт на себя адвокат.

Было бы целесообразно в правилах ФПА отразить и другие способы определения цены соглашения об оказании юридической помощи и указать на возможность комбинирования каждого из них с «гонораром успеха». Основные способы отражены в информационном письме ВАС от 5 декабря 2007 года №121 – это твёрдая сумма, абонентская плата, процент от цены иска.

Очевидна необходимость более развёрнутого определения «гонорара успеха» с его увязкой к способу определения размера оплаты.

Например, «цена в соглашении об оказании юридической помощи (гонорар) указывается в твёрдой денежной сумме или расчётной формулой (в том числе в процентном отношении к размеру требований), или иным способом, позволяющим рассчитать её определённо, выплата которой доверителем полностью или в части может быть поставлена в зависимость от результата оказания адвокатом юридической помощи». Эта или подобные формулировки снимают указанные выше проблемы налогообложения и взыскания судебных расходов.

К слову, о расходах.

В правилах ФПА нужно чётко отграничить гонорар, в том числе и «гонорар успеха», от расходов, произведённых адвокатом в связи с оказанием юридической помощи (командировочные, транспортные, привлечение экспертов и специалистов и прочее).

Их правовое и экономическое содержание иное – они подлежат возмещению адвокату в любом случае вне зависимости от результата по делу, в том числе и в случае досрочного расторжения соглашения об оказании юридической помощи.

С практической точки зрения будет востребованы типовые формулировки, как применять указанные рекомендации в тексте соглашения об оказании юридической помощи.

Проблемы нормостроительства

Но заниматься лишь правилами применения «гонорара успеха» будет несистемным подходом к проблеме – получается, что мы строим крышу, не заложив фундамент.

Если вспомнить российскую историю, то мы увидим, что и Высший арбитражный суд, и Конституционный суд, отказывая в праве на «гонорар успеха», исходили из того, что соглашение об оказании юридической помощи является договором возмездного оказания услуг.

Правда, КС далее в повествовании усмотрел в нём элементы и других видов обязательств.

Для реализации системного подхода нужно «танцевать от печки» и начать с определения правовой природы соглашения об оказании юридической помощи. На мой взгляд, его не получится свести к определённому виду обязательств, указанному в ч. 2 Гражданского кодекса.

Нельзя и признать его в качестве комплексного обязательства.

Это нечто иное – совершенно иной вид – чем прописанные в ГК правоотношения, поскольку влияние норм профессиональной этики адвоката местами делает их кардинально иными, чем это указано в гражданском законодательстве.

Чтобы избежать рецидива упрощённого и поверхностного подхода к природе соглашения об оказании юридической помощи или принятия решений, негативно влияющих на адвокатскую профессию, нужно определиться в первую очередь с природой этих правоотношений как вида гражданско-правовых обязательств.

Далее нужно так сформулировать правила ценообразования при определении гонорара по делу, чтобы они оказались прописаны более развёрнуто по сравнению с ст. 16 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Недостаточно ограничиться учётом объема и сложности работы, её продолжительности, опыта и квалификации адвоката, сроков и степени срочности.

Необходимо сформулировать условия разумности определения вознаграждения адвоката, учитывая такие факторы, как:

  • количество привлечённых адвокатов
  • новизна проблемы
  • особые требования и необходимые навыки для исполнения условий соглашения
  • рыночные цены на аналогичные услуги в регионе
  • занятость адвоката по другим делам
  • вероятность получения положительного результата
  • характер и продолжительность отношений с доверителем
  • повышенный размер оплаты, если гонорар под условием
  • и прочие параметры, влияющие на размер гонорара

И только после этого логично вытекают условия применения «гонорара успеха», как частного случая соглашения об оказании юридической помощи и общих правил определения гонорара.

Не будем заниматься самоедством

Ожидается, что будет сформулирован достаточно либеральный порядок. К сожалению, с нашей же подачи нас уже довольно сильно ограничил законодатель в применении «гонорара успеха». Не будем же заниматься самоедством и продолжать эту линию.

Однако призыв к либерализации в этом вопросе не означает стремления к вседозволенности. Определённые рамки должны быть. Но их не стоит формулировать в виде перечня частных запретов, например, по категориям дел, как это сделано в законе.

В который раз повторю, что дело делу рознь. Здесь нужен традиционный подход: когда не получается регулировать частной нормой, нужно вводить норму-принцип.

В данном случае, если вводится право на «гонорар успеха», нужно ввести запрет на злоупотребление этим правом, когда «по форме вроде правильно, а по сути форменное безобразие».

Например, запрет на «гонорар успеха» или его применение в явно завышенном размере, если адвокат воспользовался тем, что доверитель находится в трудной жизненной ситуации, или если условия соглашения об оказании юридической помощи очевидно являются кабальными.

Понятно, что гораздо привычнее и проще сформулировать перечень конкретных запретов. Но уверен, что именно подход с использованием норм-принципов в данном случае является верным.

Конечно, с ними труднее – в этом случае органам адвокатуры нужно большее доверие адвокату, а адвокату нужна большая вдумчивость и ответственность при принятии решений.

Но это нужно сделать: довериться адвокату, а ему принять ответственность.

«Гонорар успеха» и возмещение судебных расходов

Обоснована ли позиция о «гонораре успеха», занятая Президиумом ВАС РФ и затем повторенная КС РФ? Каким условием можно заменить в договоре положение о «гонораре успеха», чтобы избежать «судебных недоразумений»? Зачем нужен этот правовой институт отечественной правовой системе и в чем его польза?

Спорная позиция КС РФ

В 1999 г. появилось информационное письмо Президиума ВАС РФ, в котором содержалась позиция о неправомерности включения в договор о правовой помощи условия о «гонораре успеха», т. е.

о выплате вознаграждения, размер которого зависит от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29.09.

1999 № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг») (далее – Информационное письмо № 48). Подобные договоренности, по сути, приравнивались к пари, а гражданское законодательство не предоставляло защиты сторонам такой сделки.

Следовательно, юристы, выигравшие спор, могли рассчитывать на бонус только в случае порядочности клиента. В противном случае суд не был обязан удовлетворить их требование о выплате условного вознаграждения, но мог поддержать требование о взыскании гонорара, размер которого определяется в порядке, предусмотренном ст. 424 ГК РФ с учетом фактически совершенных исполнителем действий.

Можно только догадываться о мотивах этого вывода, весьма короткого по содержанию и по стилистике напоминающего телеграмму. Вероятно, его подразумеваемой целью была борьба с коррупционными проявлениями: существует мнение, что условие о «гонораре успеха» стимулирует юриста к «покупке» судебного решения. Например, судья КС РФ Н.С.

Бондарь задавался риторическим вопросом о том, вправе ли законодатель использовать институт «гонорара успеха» уже сейчас «или же это потенциальное право, право на “вырост” нашей правовой системы, которое имеет характер некоего “отложенного” права, рассчитанного на качественно иной уровень зрелости правовой и судебной систем, когда, в частности, институт условного вознаграждения, освобожденный от коррупционного потенциала, не будет рассматриваться как несовместимый с конституционными принципами правосудия?» (Мнение судьи КС РФ Н.С.Бондаря по делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского Кодекса Российской Федерации (постановление КС РФ от 23.01.2007 № 1-П)).

Но возможно и более простое объяснение. Свобода договора является, по большей части, декларативным принципом российского гражданского права.

Если ГК РФ устанавливает, что по договору возмездного оказания услуг исполнитель должен совершить определенные действия (деятельность), то фактически оказанные услуги должны быть оплачены, исходя из существующих на них расценок.

Иначе размер вознаграждения будет неразумен, несоразмерен, неэквивалентен объему оказанных юридических услуг. Иное не укладывается в нормативистскую логику, императивистский вектор правоприменения.

Существенного влияния на правовую практику Информационное письмо № 48 не оказало. Заключение договоров правовой помощи с условием о «гонораре успеха» продолжилось, поскольку предопределялось, в первую очередь, резонными деловыми соображениями, а отнюдь не коррупционными мотивами.

В практике автора настоящей статьи не было ни одного случая отказа клиентов от соблюдения этого условия договора. Но все-таки время от времени между российскими юристами и их клиентами возникают споры в связи с невыплатой бонуса. Один из них стал причиной обращения юристов в КС РФ.

По вопросу о «гонораре успеха» КС РФ принял весьма спорное постановление, потребовавшее затем разъяснений со стороны председательствовавшего в заседании судьи КС РФ Н.С. Бондаря, сопоставимых по объему с текстом самого постановления, повлекшее критику его мотивировочной части со стороны судьи КС РФ Г.А.

Гаджиева и вызвавшее категорическое неприятие со стороны судьи А.Л. Кононова (постановление КС РФ от 23.01.2007 № 1-П, мнения судей КС РФ Н.С. Бондаря, Г.А.Гаджиева, особое мнение судьи КС РФ А.Л.

Кононова по делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского Кодекса Российской Федерации).

Общий вывод КС РФ состоял в том, что допустимо такое толкование положений гражданского законодательства, при котором суду следует отказать юристу в праве взыскать с его клиента вознаграждение, если размер последнего зависит от решения суда, которое будет принято в будущем. Повторив вывод Президиума ВАС РФ, КС РФ постарался дать ему расширенное обоснование.

Во-первых, он сослался на императивное требование ГК РФ (не забыв перед этим пространно порассуждать на тему свободы договора) о предмете договора возмездного оказания услуг: законодатель не включил в понятие предмета такого договора достижение результата, ради которого он заключается.

Вместо того чтобы оценить, а конституционно ли такое императивное требование закона, КС РФ применил сам закон без его конституционного анализа, сославшись на то, что законодатель действовал в пределах предоставленной ему компетенции (как будто законодатель при принятии статей ГК РФ об оказании услуг специально обдумал «модель правового регулирования оказания юридической помощи»).

Во-вторых, КС РФ пришел к странному выводу о том, что условие о «гонораре успеха» прямо посягает на независимость и самостоятельность судебной власти.

Он правильно отметил, что «судебное решение не может выступить ни объектом чьих-либо гражданских прав (статья 128 ГК Российской Федерации), ни предметом какого-либо гражданско-правового договора (статья 432 ГК Российской Федерации)», но совершенно необоснованно увязал предмет договора оказания правовой помощи, содержащего условие о «гонораре успеха», с покупкой клиентом у юриста будущего судебного акта.

Но, оставаясь в плену представлений об общественной пагубности «гонорара успеха», КС РФ не исключил «право федерального законодателя с учетом конкретных условий развития правовой системы и исходя из конституционных принципов правосудия предусмотреть возможность иного правового регулирования, в частности в рамках специального законодательства о порядке и условиях реализации права на квалифицированную юридическую помощь». При этом КС РФ явно упустил из виду, что на момент рассмотрения им дела действовал Кодекс профессиональной этики адвокатов (принят Первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г.) (далее – Кодекс), принятый на основании ст. 36 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и предусматривающий, что адвокат вправе включать в соглашение об оказании юридической помощи условия, в соответствии с которыми выплата вознаграждения ставится в зависимость от благоприятного для доверителя результата рассмотрения спора имущественного характера (п. 3 ст. 16 Кодекса).

В то же время председательствовавший в заседании КС РФ по данному делу судья Н.С. Бондарь в своем мнении указывал уже не только на возможность, но и на правовую целесообразность специального правового регулирования юридических услуг с использованием института условного вознаграждения («гонорара успеха»).

Обстоятельная, глубокая и едкая критика постановления КС РФ от 23.01.2007 № 1-П содержится в вышеупомянутом особом мнении судьи КС РФ А.Л. Кононова, поэтому не будем более углубляться в этот вопрос.

Судебная арбитражная практика

Вопрос о «гонораре успеха» встал перед ВАС РФ и в связи с проблемой возмещения судебных расходов. В информационном письме Президиума ВАС РФ от 05.12.

2007 № 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах» (далее – Информационное письмо № 121) содержится следующая позиция: не допустим полный отказ в возмещении расходов на представителя в случае выплаты процента от выигранной суммы, но также недопустимо и ее полное возмещение (п. 6 Информационного письма № 121).

  • Стремясь уточнить прежний подход, Президиум ВАС РФ в Информационном письме № 121 упомянул Информационное письмо № 48 как основание решения суда, отмененного вышестоящими инстанциями, и сделал прямой вывод о том, что «у заказчика существует гражданско-правовой долг перед исполнителем услуг, а выплаченные ему суммы подлежат взысканию с проигравшей стороны в разумных пределах».
  • Тем не менее, неприятие условия о «гонораре успеха» «глубоко въелось» в судебную практику и до сих пор встречаются судебные решения, не признающие законность условий о выплате бонуса и даже полностью отказывающие представителю в оплате его услуг.
  • Пример 1

Одно из таких решений стало предметом рассмотрения со стороны Президиума ВАС РФ (постановление Президиума ВАС РФ от 04.12.2012 № 10122/10 по делу № А72-7547/2008) (далее – Постановление № 10122/10). В акте суда первой инстанции было указано буквально следующее.

«Установление оплаты в зависимость от принятия судом выгодного для учреждения судебного акта противоречит природе договора об оказании правовых услуг.

Договор может считаться заключенным, если в нем перечислены определенные действия, которые обязан совершить исполнитель, либо указана определенная деятельность, которую он обязан осуществить.

Правовая природа отношений, возникающих из договора возмездного оказания услуг, не предполагает удовлетворение требования исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование обосновывается условием договора, ставящим размер, а равно обязанность оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем» (определение Арбитражного суда Ульяновской области от 18.11.2011 по делу № А72-7547/2008).

  1. В Постановлении № 10122/10 Президиум ВАС РФ проигнорировал указанные доводы, сосредоточился на другой проблеме (об исчислении срока для подачи заявления о возмещении судебных расходов), отменил принятые по делу судебные акты и наказал при новом его рассмотрении проверить расчет суммы судебных расходов.
  2. Таким образом, Президиум ВАС РФ продемонстрировал, хотя и не ярко, приверженность позиции, занятой им в Информационном письме № 121.
  3. Пример 2

Аналогичная проблема возникла и при рассмотрении нашумевшего спора о взыскании с компании «Билла» 32 млн руб. судебных расходов, прозванного ввиду беспрецедентно большой суммы взыскания делом «Kill Billa».

Отменяя в части определение суда первой инстанции, судьи апелляции прямо сослались на Информационное письмо № 48 и указали, что часть искомой суммы не может взыскиваться с ответчика как оплаченная истцом по договору, ставящему размер оплаты услуг в исключительную зависимость от вынесенных по делу судебных актов (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2012 № 09АП-32132/2012 по делу № А40-35715/10-141-305).

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *